Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

ЦЕНТРАЛЬНЫЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ТЕАТР РОССИЙСКОЙ АРМИИ. НОВОГОДНЯЯ ПРЕМЬЕРА «Тайна старинных часов»

«Тайна старинных часов»

по повести В. Витковича и Г. Ягдфельда «Сказка среди бела дня»

Бадулин+снеговик-min

Режиссер и автор инсценировки - Андрей Бадулин

Стихи Людмилы Чутко

Композитор - Рубен Затикян

28 и 30 декабря на большой сцене Центрального Академического Театра Российской Армии - премьера новогоднего триллера для детей «Тайна старинных часов» по сказочной повести Виктора Витковича и Григория Ягдфельда.

Свою повесть - образец отличной советской детской литературы - известные киносценаристы В.Виткович и Г.Ягдфельд выпустили в 1961 году. Вдохновившись эпохой, авторы спектакля придумали поставить его как ретро-страшилку со стилизованными под изящную эпоху 60-х костюмами, но с суперсовременными мобильными и 3D-декорациями – картины меняются быстро, точно в кино.

Как и положено новогоднему шоу в сказке Театра Армии много хорошей музыки, увлекательных танцев и совершенных неожиданностей (страшных и не очень). Спектакль рекомендован к просмотру верящим (а, может, и не верящим) в новогодние чудеса людям от 0 до 100 лет.

Художник - постановщик - Михаил Смирнов.
Художник по костюмам - Елена Предводителева.
Композитор - Рубен Затикян.
Балетмейстер-постановщик - Алексей Молостов.
Художник по свету - Андрей Богуславский.
Художник 3D декораций - Дмитрий Мартынов.

В спектакле участвуют воспитанники детской театральной студии при ЦАТРА

Справки и аккредитация: turne@aha.ru

Тел.: +7499 7417735

Исчезнувшая с сайта mk.ru рецензия на мюзикл "Алые паруса"

Рецензия  музыкального критика Екатерины Кретовой на премьеру мюзикла "Алые паруса", опубликованная на сайте MK.ru,  загадочным образом исчезла из Интернета. По просьбе нашей коллеги, автора текста,  публикуем ее полностью.


ОТ КРАСНЫХ ФОНАРЕЙ ДО АЛЫХ ПАРУСОВ

Мюзикл Дунаевского: новая версия

Мюзикл Максима Дунаевского "Алые паруса" продолжает свое триумфальное шествие по российским театральным площадкам. Стартовав в столичном РАМТе, «Паруса» поплыли вглубь страны: Екатеринбург, Пермь, Новосибирск, Вологда, Волгоград. И вот снова Москва, сцена Театра мюзикла в Филях ( спектакль выпустила антреприза "Русский мюзикл", продюсер Дмитрий Калантаров). Впрочем, высокое качество самого продукта, созданного Дунаевским, Бартеневым и Усачевым, далеко не всегда сопровождается адекватным сценическим воплощением.

Михаил Бартенев и Андрей Усачев написали текст, который, не меняя хрестоматийного сюжета, радикально взорвал дух гриновского повествования. Куда делась романтика феодосийского мечтателя? Жесткость, грубость, даже жестокость - вот элементы того агрессивного мира, в котором Ассоль ждет своего Грея. Музыка Дунаевского - цепочка невероятных по красоте, запоминаемости и нетривиальности хитов, объединенных не изобретенной, а услышанной музыкальной драматургией - иная. В ней гораздо больше гриновской лирики и романтической мятежности, нежели в либретто. Перед режиссером задача: за кем идти? Дмитрий Белов сделал выбор однозначный: за текстом. Впрочем, даже не Белов, а Глеб Фильштинский - известнейший художник по свету, дебютировавший в этом спектакле в качестве сценографа и, похоже, воплотивший свои самые темные фантазии. Мрачная давящая конструкция (Мост? Металлургический комбинат? Заброшенные доки?), со скрипом поднимающиеся и опускающиеся секции, люки, в которые герои периодически ныряют, лифт, трубы. В сочетании с легкой дымкой, струящейся по зрительному залу и вызывающей аллергический ринит, рождает все это жутковатую атмосферу. Ассоль не смотрит в морскую даль в надежде заметить алеющий парус - никакого моря нет. Есть лишь клубящийся дым на заднике, который ясно дает понять: история прочитана в парадигме голливудского фантастического триллера о варварском существовании после ядерного взрыва. Костюмы Ольги Шагалиной - дефиле футуристической помойки: капюшоны, кожа, мех, камуфляж, банданы, черно-коричневая цветовая гамма. Смешной костюм у Меннерса, напоминающий прикид Кота Базилио - черные очки, цилиндр, меховой палантин с хвостами. Но первое место за внешний облик у персонажа по имени Эгль (это тот самый, кто заморочил Ассоль голову мечтой о принце): гремучая смесь Джека Воробья и старой городской сумасшедшей. Глаза у персонажей густо обведены черным гримом - и это выглядит скорее смешно, чем страшно... А вот хореография Елены Богданович не страшная и даже не смешная - банальность и спонтанность пластики даже как-то озадачивает: уже отвыкли.

Компания Русский мюзикл позиционарует себя как эксперта в сфере мюзикла - именно она является организатором премии Музыкальное сердце театра. Тем более удивительно, что продюсеры сэкономили на самом сердце этого сердца - на оркестре и записали минусовую фонограмму. Не нашлось, видимо, и хорошего звукорежиссера. В результате талантливая аранжировка Евгения Загота потонула в микшированной звуковой каше, а живой вокал (под девизом " елка в Лужниках") прет через динамики, как будто на дворе семидесятые годы прошлого века и мы не в Театре мюзикла Швыдкого, а в дворце культуры Горбунова. Уже через десять минут саунд мюзикла стал восприниматься как дурно записанная плюсовая «фанера», в которой разобрать слова было просто нереально.

Не стану подвергать индивидуальному разбору актерскую игру и пение - здесь все случайно, самодеятельно, жанрово и стилистически не определено. Артисты не понимают, в какой манере нужно петь эту музыку - и они в этом не виноваты: педагоги по вокалу (если они были) им этого не объяснили. Вышла какая-то невнятная эстрада, совершенно не адекватная очень конкретной интонационной и стилистической природе музыки Максима Дунаевского, которая всегда выделялась своей принципиальной несовковостью и антишансонностью.

Непрофессонализм губит русский мюзикл вообще и "Русский мюзикл" в частности. В мюзикле, перефразируя Чехова, все должно быть высокотехнологично: и пластика, и пение, и звук; все должно быть отрепетировано до филигранной точности. Не зря в настоящем мюзикле, в отличие от спектакля, который пытается под мюзикл " закосить", для актеров обязателен тренинг. Как в балете - без ежедневной до пота пахоты у станка не бывает, чтоб "впереди планеты всей". Здесь же все расслаблены и несконцетрированы. Да и зачем, когда следующий блок спектаклей аж через месяц. Кто- то скажет: они не виноваты - жизнь такая антрепризная. На это отвечу словами Рабиновича из известного анекдота про большевиков, которые пришли занять денег на строительство ДНЕПРОГЭС: нету денег, господа большевики, не фига строить.

Вернемся, однако, к действию. Финал получился скомканным. В буквальном смысле: Грей комкает в руках красное полотно - сорванную им шторку в борделе квартала красных фонарей. Из этих шторок актеры сделают паруса, но выходит не очень похоже. Так же, как все здесь не очень похоже на мюзикл. И если сам материал – сюжет, либретто и, конечно, партитура достойны того, чтобы стать основой для уникального стандарта, который можно было бы тиражировать по принципу классических бродвейских спектаклей, то по поводу этой постановки можно сказать уверенно: калькой она не станет.

                                                                                         Екатерина КРЕТОВА